Рейтинг@Mail.ru

ОБОРОТЕНЬ—ДЕВИЦА


Л. Титова

А. Староторжский

ОБОРОТЕНЬ — ДЕВИЦА

Сказка в двух действиях.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Лесник Матвей

Арина, его дочь

Алёша, жених Арины

Чёрный колдун

Болотная ведьма, сестра колдуна

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

Картина первая.

Избушка лесника. Матвей сидит на крыльце, осматривает
Ружьё.

ЛЕСНИК. Вот, ружьё смазал, всё осмотрел…теперь долго в сохранности будет. Хоть и не стреляю из него давно, однако ж, каждая вещь заботы требует. А вообще, хотел бы я, чтобы ружьё вообще никогда не стреляло.

Из избушки выходит Арина с узелком в руках.

АРИНА. Вот, батюшка, я пирогов тебе с собой собрала, ты долго по лесу ходишь, проголодаешься.
МАТВЕЙ. Спасибо дочка! Подолгу я стал в лесу пропадать это верно – балует кто-то…По всему лесу капканы и силки расставлены! А ведь сейчас это совсем нельзя. У зверя и птиц потомство рождается…Как можно в такую пору их губить? Сколько уже в капканах их погибло! Надо поймать того кто этим занимается, иначе пропадет лес…
АРИНА. Кто – же это может быть? Нет у нас в округе таких злых людей…
МАТВЕЙ. Да это так, только иногда приходит мне в голову странная мысль , что не человек это делает, а оборотень какой или колдун…Зверей и птиц наших губит для своих кордовских дел…Очень уж беспощаден…
АРИНА. Что ты, батюшка! Откуда у нас тут колдуну взяться?
МАТВЕЙ. Не знаю, что тебе сказать, вот предчувствие у меня такое…
АРИНА. Страшно мне за тебя… Может не будешь ты эти капканы трогать?
МАТВЕЙ. Как не трогать? Что ты, дочка?! Я лесник, кто же кроме меня лесной народ защитит?! Да и жалко мне их, несчастных. Они же у меня почти ручными стали, доверчивыми, в доброту человеческую поверили!
АРИНА. А что ты с капканами делаешь?
МАТВЕЙ. Собираю их по лесу, и в болото бросаю… Пусть там гниют – пропадают… Ну, пора мне идти! За пироги спасибо! А ружьишко моё в избу отнеси…
АРИНА (берёт ружьё у Матвея). Почему ружьё с собой не берёшь?
МАТВЕЙ. Я и не собирался… Просто посмотрел, не заржавело ли оно, не надо ли почистить. А с собой оно мне ни к чему.
АРИНА. А, вдруг, колдуна того встретишь?
МАТВЕЙ. А разве-же поможет ружьё против колдовства? Пусть оно при тебе будет… Одна останешься, мало ли что… Стреляешь ты не хуже меня, за тебя мне в лесу спокойнее будет. До свидания, Аринушка!
АРИНА. Счастливого пути! Возвращайся скорее, батюшка!

МАТВЕЙ уходит. АРИНА в задумчивости садится
На крыльцо.

АРИНА. Неспокойно на душе у меня после такого разговора. Только- бы ничего не случилось с батюшкой.

За АРИНОЙ наблюдает БОЛОТНАЯ ВЕДЬМА.

Не замечая ВЕДЬМЫ, к АРИНЕ тихо подходит АЛЁША.

АЛЁША. На охоту собралась, Аринушка?
АРИНА (вздрагивает и вскрикивает от неожиданности.). Ой! Ну, напугал ты меня, Алёша! (Ставит ружьё у крыльца.) Так тихо подошёл, что я и не услыхала. Ты сегодня нарядный такой!
АЛЁША. Едем с отцом на ярмарку, обновы покупать… Да бубенцы с лентами на нашу с тобой свадьбу. Вот пришёл к тебе, спросить, что привезти тебе с ярмарки? Или, может, с нами поедешь?
АРИНА. Я бы хотела поехать на ярмарку, но не могу батюшку оставить… Ему сейчас и так тяжело, а без меня ещё тяжелее будет.
АЛЁША. Что тебе привезти, Аринушка?
АРИНА. Привези мне в косу ленту голубую, а больше мне ничего не нужно.
АЛЁША. Что просишь так мало? Не чужой же я тебе. Ну да ладно, сам тебе подарок на ярмарке выберу. А сейчас спешить мне надо, отец ждёт. До скорой встречи, Аринушка!
АРИНА. В добрый час, Алёшенька! Не задерживайся на ярмарке, буду ждать тебя!

АЛЁША обнимает АРИНУ и уходит.
Арина смотрит ему вслед.

ПЕСНЯ АРИНЫ.

Солнце красное, не уходи,
Ты, соловушка милый, мне спой!
Родничок прожурчит- подпоёт
Ветер нежно станцует с листвой

И наполнит мне сердце покой,
И не так тяжело будет ждать,
Тех любимых людей, что в пути,
Но ко мне возвратятся опять.

С ними я не боюсь ничего!
С ними мне и без солнца светло!
Позовут их дела, остаюсь не одна.
Есть живая душа тут у лесу всего.

Если ж злая беда постучит у ворот,
Закружит надо мной вороньё,
Я сумею бороться, сумею и ждать
И сберечь смогу счастье своё.

Допев песню, АРИНА уходит в избу, забыв ружьё у крыльца.
Появляется БОЛОТНАЯ ВЕДЬМА.

ВЕДЬМА. Ты смотри, какая красавица тут живёт… И как поёт-то голосисто. Как там…(Пытаясь подражать АРИНЕ поёт, и старается подражать и жестам АРИНЫ. Но получается нелепо и смешно. Но ВЕДЬМА этого не понимает.) А у меня, всё равно, лучше! Да и вообще, лучше меня никого и на свете нет! А ещё я самая умная! И ловкая! (Замечает ружьё.) А это что такое? Палка что ли такая замысловатая?! (Хочет взять ружьё, но оно у неё падает, и выстреливает. Ведьма взвизгивает и убегает).

Тут же появляется АРИНА. Поднимает ружьё.

АРИНА. Что такое?! Ружьё само выстрелило?! (Оглядывается.) Происходит тут у нас что-то странное… (Собирается отнести ружьё в избу.) Пойду, спрячу ружьё, а то, как бы беды не случилось…

Кричит ворон.

Появляется ЧЁРНЫЙ КОЛДУН. Он одет в длинное, чёрное
Платье со свисающими лентами, напоминающие оперение ворона.
На голове чёрный колпак.

КОЛДУН. Это что ли избушка лесника?
АРИНА (удивлённо смотрит на колдуна). Здравствуйте! Это его изба, а я дочь лесника, Арина. Батюшка сейчас в лесу, может быть я вам смогу помочь?
КОЛДУН (ухмыляется). Помочь… Я не за помощью сюда пришёл, а за своим добром.
АРИНА. За каким добром?
КОЛДУН. Куда твой отец мои капканы и силки подевал?
АРИНА. Так это ваши! Зачем же вы так беспощадно зверьков и птиц уничтожаете?! Как не жалко вам?!
КОЛДУН. Жалко?! Я не знаю что такое—жалко! У меня нет ненужных чувств, поэтому я велик и вечен! Я живу, не зная болезней и боли! И единственное, что меня беспокоит, это чья-то радость. И не важно, человек ли, зверь или птица: если кому-то хорошо—мне плохо! А в этом лесу всем хорошо живётся!
АРИНА. Так уходите из этого леса! Живите в другом, в котором не поют птицы, не прыгают белки с дерева на дерево, не стрекочут кузнечики! Живите там, где мрак и ужас! Зачем вы пришли в наш лес?
КОЛДУН. Именно за тем я и пришёл, чтобы сделать этот лес угрюмым и страшным! Это сюда не будут проникать лучи солнца! Здесь, в этом лесу будут мрак и ужас! И великое опустошение! Потому, что пока он полон света, и счастливого гомона, я не буду знать покоя! Здесь так много счастья, что даже моё колдовство плохо действует… И мне приходится ставить капканы… Где они? Отдай их мне!
АРИНА. Их у меня нет. Отец их выбросил.
КОЛДУН. Куда? Я достану их, скажи, где они?
АРИНА. Не знаю. И вообще, мне некогда с вами разговаривать! (Хочет уйти).
КОЛДУН. Некогда говорить? Посмотрим, что ты очень скоро запоёшь! На коленках приползёшь! В пыли валяться будешь, чтобы я обратил на тебя своё внимание!
АРИНА. О чём это вы?
КОЛДУН. Я твоему батюшке на дороге свой волшебный капкан поставил. Как захочет он взять его, тут он и захлопнется, прямо на руке… А как руку прижмёт тем капканом, уснёт батюшка твой сном вечным! (Торжествующе, хохочет).
АРИНА. Нет! Что же это?! Сбывается предчувствие страшное! Надо спешить в лес, спасать батюшку! (АРИНА, закинув ружьё на плечо, убегает).
КОЛДУН. Беги…беги… Всё равно не успеешь. Я тут всё решаю!

ПЕСНЯ ЧЁРНОГО КОЛДУНА

Ненавижу щебет птичий, белок болтовню,
И когда вокруг все рады солнечному дню!
Там резвятся медвежата, зайчик сел на пне.
Счастье всем, и всем приволье, только лишь не мне!

ПРИПЕВ:

Хорошо мне, если плачут, если страх кругом!
Когда тих, угрюм и мрачен будет каждый дом!
Почернеют лес, поляны, пусто на лугу!
Только в этом страшном мире царствовать смогу!

2
А пока кругом веселье, не до смеха мне!
И о том, о чём мечтаю, вижу лишь во сне!
Чёрным колдовством владея, силу растерял,
Потому что слишком добрым мир вокруг вдруг стал!

КАРТИНА ВТОРАЯ.

Лес. На поляне сидит МАТВЕЙ, ест пироги из узелка.

МАТВЕЙ. Хороший день сегодня! Весь лес я обошёл, ни одного капкана и силка не нашёл… Видно одумался тот, кто их ставил… Осознал, что нехорошо поступает. Вот и славно! (Достаёт последний пирог.) Вкусные пироги печёт моя дочка! Ну, вот отдохнул я и подкрепился… Обойду ещё одну полянку, земляники дочке насобираю… И домой, к Аринушке!

МАТВЕЙ хочет уйти, но замечает под кустом большой капкан.

МАТВЕЙ. Что такое? Капкан, да огромный какой! На какого же он зверя поставлен? Рано я радовался выходит… Надо его достать, да в болото закинуть, пока беды не наделал. (Тянется к капкану).

Появляется АРИНА. Она вбегает вся запыхавшаяся и взволнованная.
АРИНА видит, что МАТВЕЙ тянется к капкану.

АРИНА. Батюшка, не трогай!
МАТВЕЙ (продолжая тянуться к капкану, оборачивается). Арина, что ты здесь делаешь? (Капкан захлопывается. МАТВЕЙ засыпает.)
АРИНА (подбегает к МАТВЕЮ, пытается разжать капкан, но не может. Тормошит отца, плачет, зовёт.) Батюшка! Проснись! Батюшка! Опоздала я! Что же мне делать? К колдуну пойду… Скажу ему, где его капканы проклятые, пусть вернёт мне батюшку! (АРИНА вспоминает слова КОЛДУНА, она снова слышит их, как гром над своей головой: «Этот лес будет угрюмым и страшным! Сюда не будут проникать лучи солнца! Здесь будут мрак и ужас! И великое опустошение!» АРИНА обхватывает голову руками.) Нет, нет, нельзя ему говорить где капканы! Никогда не простит мне отец этого! И никто не простит! Да и сама я себе не прошу, если колдун лес наш погубит… А что же делать тогда? Пойду колдуна искать, пусть возьмёт он мою жизнь вместо жизни отца моего!

АРИНА оставляет ружьё возле отца, снимает с себя платок,
И, свернув его, подкладывает под голову отцу. Уложив его
Удобнее, собирается уходить.

АРИНА. Скоро проснёшься ты, батюшка. Всё сделаю для тебя! Прощай… (АРИНА уходит.)

КАРТИНА ТРЕТЬЯ.

Пещера колдуна. За большим пнём на двух камнях, сидят
ЧЁРНЫЙ КОЛДУН со своей сестрой БОЛОТНОЙ ВЕДЬМОЙ.
Они играют в шашки

КОЛДУН. Опять выиграла! Откуда взялись две дамки?! Не было их! С тобой неинтересно играть, постоянно жульничаешь…
ВЕДЬМА. А ты нет? У тебя тоже две дамки неизвестно откуда появились! Но я тебя, всё равно, обыграла! Кого обмануть-то хочешь? Родную сестру? Да я тебя насквозь вижу—прохиндей!
КОЛДУН. А раз я плох тебе, чего за мной увязалась? Осталась бы на своём болоте, с лягушками в хоре петь!
ВЕДЬМА. Сам же позвал, скучно тебе стало, а теперь выходит—я навязалась! Всегда меня обижаешь, а я младшенькая, слабенькая, мог бы мне и сам уступить. Проиграть хоть кон один. И тогда бы мне не пришлось жульничать!
КОЛДУН. Ишь чего захотела! Тебе один раз проиграешь, так ты нос задерёшь выше крыши! И вообще—не хочу с тобой больше играть! Надоело!
ВЕДЬМА. А чем заниматься тогда? Сидеть, скучать?!
КОЛДУН. Да лучше одному скучать, чем с тобой, прохиндейкой связываться!
ВЕДЬМА. А вот это ошибочка твоя! Скука хуже всего.

ПЕСНЯ КОЛДУНА и ВЕДЬМЫ.

Во время песни, исподтишка бросают друг в друга шашками.

Поёт ВЕДЬМА:

Для чего тоску и скуку в жизни разводить?!
Пошалим и поиграем! Веселее жить!
Никогда не заскучаешь ты вдвоём со мной!
Но в любой игре победа, будет лишь за мной!

Поёт КОЛДУН:

Я-то знаю, ты обманешь, всё перевернёшь!
И неправдою и кривдой всё себе возьмёшь!
Проведёшь и облапошишь, воду замутишь!
Но и я не простофиля, знаю всё—шалишь!

ПРИПЕВ поют вместе:

Мы с тобою неразлучны,
Как с рукой рука,
Вместе тесно, порознь—скучно!
И нельзя никак!
Поиграем, подерёмся, и начнём дружить!
Потому что по-другому не умеем жить!
Потому что по-другому мы не можем жить!

ВЕДЬМА. Ну, что, давай дружить?! Вот тебе от меня! (Надевает на голову КОЛДУНУ шахматную доску, и все шашки, что были на ней, высыпаются на КОЛДУНА.) Получи! (Радостно кричит.) А! Съел?!
КОЛДУН (снимая с головы доску). Ну, это тебе даром не пройдёт! (Берёт доску и замахивается ей на ВЕДЬМУ.) Сейчас я отыграюсь!
ВЕДЬМА (визжит и отскакивает). А-а-а!!! Меня доской бить нельзя!
КОЛДУН. Это почему?
ВЕДЬМА. Потому, что мне больно будет! (Ударяет КОЛДУНА в бок кулаком). А ты потерпишь!
КОЛДУН (бьёт доской ВЕДЬМУ). И ты потерпишь!

Начинается драка и беготня. С возгласами:
«Это тебе!», «А это—тебе!», «Получи!», «И ты получи!»

Раздаётся крик ворона. Драка прекращается.

КОЛДУН. Идёт сюда кто-то. Ты пока спрячься, а я узнаю кто, и зачем идёт.
ВЕДЬМА. А чего мне прятаться?
КОЛДУН. Спрячься, говорю, а то распугаешь мне тут всех посетителей своей образиной!
ВЕДЬМА. Ах ты… Да, не страшнее тебя-то! Жаба ты старая!
КОЛДУН. К тому же болотной гнилью от тебя воняет.
ВЕДЬМА. А от тебя… От тебя… (Хочет ударить колдуна кочергой.)

Колдун взмахивает вороновым пером и ведьма исчезает.

КОЛДУН. Вот так-то лучше! (Взмахивает пером, и появляется Арина).
АРИНА (оглядывается). Куда это я попала? Место странное какое-то… Уж не здесь ли жилище колдуна?
КОЛДУН. Здесь. Я говорил тебе, что сама ко мне придёшь. А раз пришла, то здесь тебе и остаться.
АРИНА. Нет, я не хочу!
КОЛДУН. А отца своего спасти хочешь?
АРИНА. Я сюда за тем и пришла.
КОЛДУН. Ну, так знай, что яд в капкане моём волшебном, человека на три часа усыпляет! И если за это время человека не окропить росой майской, оживляющей—спасть ему вечно! Батюшке твоему час сна остался… А тебе на раздумье пять минут всего… Будешь долго раздумывать—добежать не успеешь к тому месту, где отец твой спит.
АРИНА. Чего же ты хочешь за росу оживляющую?
КОЛДУН. Хочу, чтобы со мной, в этой пещере ты до скончания дней осталась.
АРИНА. Нет! Нет!
КОЛДУН. Тогда отец твой умрёт.
АРИНА. Скажи, зачем тебе я?
КОЛДУН. Будешь жить здесь—слёзы лить, кручиниться… Будет твой отец страдать, а жених забудет тебя—вот мне и радость! От этого сила моя прибавится!
АРИНА. Не забудет меня Алёша!
КОЛДУН. Пока красива ты—конечно… А как красота от слёз сойдёт, так и жениха поминай как звали.
АРИНА. Неправда это!
КОЛДУН. А давай проверим! Отдам тебе росу майскую за красу твою удивительную! Коли будет тебя любить тебя жених твой в обличие безобразном, да женится на тебе,— вернётся тебе твоя красота… А если он тебя отвергнет—навек ко мне в заточение придёшь! Здесь, в страдании, в слезах дни окончишь! Согласна? Времени у тебя на раздумье уже не осталось.
АРИНА. Согласна.

Появляется ВЕДЬМА. Она подслушала весь разговор.
Тянет за руку КОЛДУНА.

ВЕДЬМА. Братец, братец! Чего же красоте её без дела пропадать! Дай её мне на время! А моё обличие пусть она пока поносит. А?!
КОЛДУН (ищет в сундуке флакон с росой). Отвяжись, ты! И так обойдёшься!
ВЕДЬМА. Братец! А я тебе за красоту капканы твои из болота достану! Их лесник в моё болото забросил.
АРИНА. Ах!
КОЛДУН. У тебя в болоте капканы мои? И ты молчала?!
ВЕДЬМА. Так я всё думала на что с тобой поменяться… Вот и придумала: ты мне красоту Арины, на время, а я тебе капканы насовсем, а?
КОЛДУН. Ладно. Станьте лицом к лицу.
ВЕДЬМА (становится лицом к Арине, радостно прыгает). Ух ты, какая красоточка! (Хлопает Арину по щеке.) Какие у меня щёчки будут, просто наливные яблочки!
КОЛДУН. Да успокойся ты, кикимора! (Помахивает вороновым пером.)

Разлетайтесь вороны
На четыре стороны,
Чёрной силе я велю
Волю выполнить мою!
Лишь взмахну пером я птицы,
Что задумано—свершится!

Колдун прикасается пером ворона к АРИНЕ и ВЕДЬМЕ.
Гаснет свет. Слышится свист, карканье, вой ужасный…
Вдруг, всё стихает, загорается свет.
АРИНА и ВЕДЬМА поменялись местами.
Теперь ВЕДЬМА в обличие АРИНЫ, а
АРИНА в обличие ВЕДЬМЫ.
КОЛДУН с интересом их рассматривает.
Он доволен своею работой.

КОЛДУН. Так, чистая работа! (Спохватывается.) А куда же я росу спрятал? (Ищет в сундуке.)
ВЕДЬМА (в обличие АРИНЫ разглядывает себя в зеркале). Ну, спасибо, братец! Пойду на люди покажусь, красотой похвастаюсь!
КОЛДУН (находит флакон с росой). Вот она, роса майская! (Замечает уходящую ВЕДЬМУ.) Ты куда? А капканы мои достать? Забыла уже?
ВЕДЬМА (кокетничая). Ничего я не забыла. В другой раз достану. Ну, не полезу же я, такая красивая, да в сарафане атласном, в болото! Ничего с твоими капканами не сделается, полежат ещё, подождут! (Уходит, важно задрав нос.)
КОЛДУН. Обманула!
АРИНА. Время уходит! Росу мне отдай скорее!
КОЛДУН (отдаёт флакон с росой). Возьми, да беги быстрее! Окропишь росой отца своего, он проснётся. И капкан сам собой раскроется. Только про уговор наш помни: если твой жених не полюбит тебя в обличие таком, и не женится—ко мне на век вернёшься. А сроку тебе три дня даю… До свадьбы! Но если расскажешь кому, что заколдована… Ты не только с красотой и с волей… С жизнью своей распрощаешься! Помни это!
АРИНА. Всё я запомню, прощай! (Убегает).
КОЛДУН (смотрит ей вслед). Не видать тебе красоты своей! Хитра сестрица моя, ловчей меня уродилась! Где тебе с ней тягаться! (Задумывается.) А ведь за сестрой, и впрямь, проследить не помешает, а то ещё и меня вокруг пальца обведёт. Надо волшебный ушат доставать из тайника моего.

Подходит к висящей в углу паутине, плотной и огромной как
Ковёр. И отодвинув её, вытаскивает спрятанный там ушат.
Выдвигает его на середину, и смотрит в него.

КОЛДУН. Всё прятать от сестры приходится… Вот ушат! Как она до него доберётся—волшебная вода в нём закисает как в болоте! И ничего не видно! (Разгоняет рукой муть на воде.) Я прячу, а сестрица, всё равно находит! И пакостит! Пакостит! Пакостит!!!

ПЕСНЯ КОЛДУНА.

1
Я ужасный, опасный, все знают вокруг,
Колдуном меня Чёрным все люди зовут!
В моём каменном сердце от злобы черно
Не любви, и не жалости мне не дано!

ПРИПЕВ:

И лишь только сестра не боится меня
И всё пакостит больше мне день ото дня!
Только сунет свой нос, сразу всё пропадёт!
И с ума меня точно сестрица сведёт!

2

Ну и как колдовать, если в доме бардак?
И с сестрою своей, я не справлюсь никак!
Все разбросаны зелья, что очень нужны!
Я же Чёрный Колдун, все боятся должны!

ПРИПЕВ.

В бессильной злобе бьёт по воде кулаками.

КОЛДУН. Дрянь! Дрянь! Дрянь!!!

Лес. АРИНА, в облике ВЕДЬМЫ, выбегает
К тому месту, где спит с капканом на руке её отец.

АРИНА (опускается на колени рядом с лесником). Спит батюшка мой спокойным сном, значит, успела я! (Открывает флакон, и кропит росой отца.) Просыпайся! Просыпайся скорее, батюшка!

Лесник заворочался. Капкан спал с руки.

ЛЕСНИК (постепенно просыпаясь). Ох, как же это я задремал? (Протирает глаза).
АРИНА (прячется от него за дерево). Не надо видеть ему меня такой. Не хочу расстраивать сердце его, отцовское.
ЛЕСНИК (встаёт). Первый раз со мной такое приключилось. (Смотрит на солнце.) И долго же я спал. Часа три, не меньше. Странно всё это. (Замечает платок и ружьё.) А это откуда здесь? Ружьё моё… И платок Арины… Как здесь очутились? И где сама дочь моя? (Оглядывается. Ищет взглядом Арину.) Не случилось ли с ней чего? (Зовёт.) Арина! Доченька отзовись! Где ты?! Пойду искать… (Поднимает платок и замечает капкан.) Капкан? (Вспоминает.) Я хотел взять его, а он… на руке моей захлопнулся, а потом… Потом ничего не помню! Уснул! И то ли во сне, то ли наяву, увидел я дочь свою. Голос её услышал, а дальше что было не помню… Ну, как бы там ни было, а капкан надо в болото забросить и дочь искать. (Наклоняется, чтобы поднять капкан).
АРИНА (выскочив из-за дерева). Не трогай его! (Подбегает к капкану, и подняв с земли ружьё, прикладом разбивает капкан).
ЛЕСНИК (поражён). Это что ещё за чудо лесное?! Не то кикиморка, не то ведьма!
АРИНА (смутившись). Я не ведьма и не кикиморка, я человек.
ЛЕСНИК. А скажи-ка мне, человек, не ты ли капканы по лесу ставишь?
АРИНА. Я? Да разве я смогла бы… (Плачет, отвернувшись к дереву.) Это Чёрного колдуна капканы! И этот тоже его, поставлен тебя погубить.
ЛЕСНИК. А кто спас меня?
АРИНА (горько плачет). Не спрашивай меня ни о чём, не могу я рассказать.
ЛЕСНИК. Что же ты плачешь? Или беда у тебя какая приключилась? Вижу я, хоть видом ты… странная, сердце у тебя доброе. Чем помочь тебе?
АРИНА. Нельзя мне помочь. (Ещё горше плачет).
ЛЕСНИК. Ну, так уж и нельзя. А если попытаться?

АРИНА не отвечает, тихо плачет, вытирая с глаз слёзы.
ЛЕСНИК очень пристально смотрит на неё.

ЛЕСНИК. Странно, я тебя в первый раз вижу, а вот кажется мне, что встречал уже! И не раз! Что-то есть в тебе знакомое, родное… Вот! И слёзы ты вытираешь как моя Аринушка! Ты здесь дочку мою не встречала?
АРИНА. Нет, я никого не видела.
ЛЕСНИК. Вот что, дЕвица! Мне надо дочку свою найти, и тебя здесь одну, в слезах, я оставить не могу… Так что, пойдём вместе. (Берёт Арину за руку).
ЛЕСНИК. Ты бы домой шёл. Дочка твоя, наверно, дома тебя дожидается.
ЛЕСНИК. Нет, плохо знаешь ты дочь мою! Платок-то потерять она могла, но чтобы отцово ружьё в лесу бросить, это уже никогда!
АРИНА. Да не бросила я ружьё! Оставила, чтобы бежать было легче! Я… (Спохватывается.) То есть, это она…
ЛЕСНИК. Постой! Колдун поставил капкан меня погубить, но вот я живой и невредимый, а рядом со мной… (Прикладывает руку к сердцу.) Что такое, сердце так стучит, словно из груди вырваться хочет… Догадка страшная голову обручем сжала… Аринушка, ты красотой своей жизнь мою выкупила?!
АРИНА (рыдает, закрыв лицо руками). Не могу, не могу ничего рассказать!
ЛЕСНИК (надевает платок на плечи Арины). Не надо рассказывать, раз не можешь, доченька… Сердце моё само ответ подсказало… (Обнимает Арину.) Не плачь, Аринушка, не убивайся! Бог даст, всё исправится… Вернётся с твоей красотой и счастье в наш дом… Надо только верить в силу доброты, и не терять надежду!
АРИНА. Да, батюшка, всё будет хорошо. Только прошу тебя, Алёше обо мне не рассказывай.
ЛЕСНИК. Да как же можно? Свадьба ваша через три дня назначена! Как же мне объяснить ему всё?
АРИНА. Я сама что-нибудь придумаю, как ему объяснить… А правду если рассказать—погибнуть мне! Колдун предупредил, что убъёт меня колдовством своим за это!
ЛЕСНИК. Вот выходит дело какое! Ну, что же, как ни горько мне, а тебя оберегаючи, я всё, что скажешь, сделаю. Алёша пусть сам решает, а ты для меня в любом обличие дорога и любима, доченька! Пойдём, родная моя, домой, уж ночь скоро.
АРИНА (тяжело вздохнув). Пойдём, батюшка.

ПЕСНЯ. С начала поёт ЛЕСНИК, потом АРИНА.

1

Ты утри слезинки, дочка, силы береги!
Сколько будет ещё в жизни трудностей в пути!
Если же кручине чёрной не поддашься ты,
Сбудутся, поверь мне, дочка, все твои мечты!

ПРИПЕВ:
Но вдвоём мы справимся, горе победим!
Всё преодолеем! Счастье возвратим!
Только очень важно, веру сохранить!
Не боясь препятствий, верить и любить!

2

Батюшка родной, я знаю, что тебе любой,
Дочкой буду я любимой, милой и родной.
Но жених мой как увидит, он меня иной,
Постыдиться показаться на люди со мной.

ПРИПЕВ.

ЛЕСНИК и АРИНА уходят.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

КАРТИНА ПЯТАЯ.

Избушка ЛЕСНИКА. Ранее утро. ЛЕСНИК сидит на крыльце
В тяжёлом раздумье.

ЛЕСНИК. Дочка моя старается весёлой быть, чтобы не терзался я… Да я же не слепой, вижу, как горюет она, моя голубка! Как от каждого стука прячется. Рукавом лицо закрывает. Ждёт жениха своего, и боится встречи с ним. Тяготится она внешностью своей, хоть для меня она мила и любима как и прежде. Не могу я страдания её сносить. Пойду к колдуну, найду его… Упрошу красоту дочери моей вернуть! Любую службу сослужу ему, лишь бы радость в наш дом вернулась! Утро раннее, уйду незаметно, пока дочка спит (уходит).

Через некоторое время выходит АРИНА в образе ведьмы.
Но теперь она неузнаваемо изменилась: вместо лохмотьев, на ней
Чистый сарафан, и на голове, в цвет сарафана, косынка, из- под
которой, спускаются на плечи две аккуратно заплетённые
толстые косы. Она уже не похожа на болотную ведьму. Вся чистая,
свежая и опрятная.

АРИНА. Рано сегодня батюшка в лес ушёл. Не сказал мне ничего, не предупредил… Странно это…

Появляется АЛЁША. Он подбегает к АРИНЕ, которая его
Не замечает.

АЛЁША (хочет обнять Арину). Аринушка!
АРИНА (оборачивается). Ах!
АЛЁША (в недоумении отстраняется). Кто ты, дЕвица?!
АРИНА (закрывает лицо руками). Я Маша. Сирота… Лесник меня приютил, пока дочь его у тётки гостит.
АЛЁША. Ариша к тётке уехала?! Как же так, вдруг? И не собиралась она ехать! Свадьба наша на это воскресенье назначена! Через три дня, всего… Может что случилось?
АРИНА. Не знаю…
АЛЁША. Может быть свадьбу перенести придётся? А так не хотелось бы…

ПЕСНЯ АЛЁШИ

Соберу цветов душистых, что в лугах растут,
Маки, васильки, фиалки, и ромашки тут.
Отнесу своей любимой, чтоб венок сплела
Ночью на Иван-Купалу речке поднесла.

Не спроста венки пускают ночью летней плыть
Чей венок быстрей прибьётся, той невестой быть.
Но и так, давно я знаю, милая моя,
Скоро, скоро, очень скоро, выйдет за меня!

День, когда моей женою, ты войдёшь в мой дом,
Будет лучшим днём на свете, счастье будет в нём!
Будут песни и веселье, будут поздравлять…
А пока, совсем немного нужно подождать…..

Песня Алёши прерывается громким кваканьем
лягушек.

Появляется ВЕДЬМА в облике АРИНЫ.
Вид её ужасен: волосы растрёпаны, платье в паутине и грязи,
с плеч свисают водоросли. В волосах мох и солома, и мухомор
для красоты.

ВЕДЬМА. Свадьба будет! Зачем переносить?
АРИНА (закрывает лицо руками). О, Господи!
АЛЁША (бросается к ВЕДЬМЕ). Арина, ты вернулась?! (Оглядывает её потрясённый.) Что с тобой? Ты в болото, что ли угодила? Или в яму какую упала?
ВЕДЬМА (торопливо стряхивает с себя водоросли). Да я это… Споткнулась о корягу какую-то… Упала… Так ушиблась, так ушиблась! (Преувеличенно охает, и потирает зад. Чудовищно хромает то на одну, то на другую ногу).
АЛЁША. Где же ты была?
ВЕДЬМА. Мимо болота шла. От тётки возвращалась.
АЛЁША. Так ведь тётя твоя в другой стороне живёт. Противоположной от болота.
ВЕДЬМА. Что ты всё допытываешься, что, да почему?! Или не узнаёшь невесту свою Аринушку? (Порывисто и очень грубо обнимает Алёшу).
АЛЁША (отстраняется). Не узнаю. Ты ли это, Аринушка?
ВЕДЬМА (притворяется плачущей). Я, я это! Напустил на меня порчу Чёрный колдун! И порча та, лишь тогда меня покинет, когда стану я твоей женой! И ты при всём честном народе скажешь, что лишь меня любишь, и любить будешь вечно!
АЛЁША. Что ж об этом говорить? Ты и сама знаешь, и все знают, как горячо… я невесту свою люблю!
ВЕДЬМА. А если ты мне не скажешь этих слов—чары злые с меня не спадут! (Хнычет.) Неужели не захочешь любимую свою спасти?
АЛЁША. Успокойся, моя милая, раз так нужно, всё скажу.
ВЕДЬМА (панибратски хлопает Алёшу по плечу). Ну, спасибо! Успокоил! (Алёша оторопел. ВЕДЬМА говорит АРИНЕ.) А ты что стоишь, глаза пялишь? Приютили тебя из милости, так хоть отработай хлеб! Даром кормить не буду!

АРИНА и АЛЁША смущённо, с недоумением переглядываются.

ВЕДЬМА. Не поняла, что ли?! Так я тебя быстро выпру отсюда, уродина!
АРИНА. Что сделать мне?
ВЕДЬМА. На стол накрывай, голодна я с дороги. Да, пошевеливайся, страшилище!

АРИНА убегает в избу.

АЛЁША. Зачем ты так с бедной девушкой? Неужели тебе куска хлеба для сироты жалко?
ВЕДЬМА. Сирота она… Какая она сирота?! Это я, если хочешь знать… (Спохватывается,) И вообще, всех сирот не пережалеешь. И не напасёшься на них. Они с голодухи все прожорливые!
АЛЁША. Не узнаю я тебя совсем.
ВЕДЬМА (отмахивается). А я же ведь сказала тебе, что колдун меня сглазил… Это пройдёт… Пойдём в избу, пирогами вкусно пахнет.

ВЕДЬМА тянет за собой в избу озадаченного АЛЁШУ.

КАРТИНА ШЕСТАЯ.

Пещера колдуна. Колдун сидит один за пнём, он пытается
Играть в шашки сам с собой.

КОЛДУН (отшвыривает шашки). Скучно так играть! Скучно! Не надо было красоту Арины сестре отдавать, теперь вот и поиграть не с кем. И следить за ней нужно, а то обдурит меня, обведёт вокруг пальца. Что ей на ум взбредёт, кто знает! С красотой расстаться не захочет, что угодно вытворит. А шашки надоели совсем! Сам с собой играю, и всё равно—ничья! Глупо это! Сам себя обманываю—по другому просто не могу! Ох, что-то неспокойно мне… Надо теперь в ушат заглянуть, что там у лесника делается.

Подходит к ушату, и проводит над водой вороновым пером.
Читает заклинание.

КОЛДУН. Расступись, ты ряска болотная. Покажи вода волшебная,
что сейчас в доме лесника происходит! (Пристально вглядывается в воду. Смеётся.) Ха-ха-ха! Сестрица-то моя—хороша! В любом обличие кикимора болотная! Глупая: нет на свете такой красоты, под которой сущность болотную, гнилую, можно было бы спрятать! Она, сущность эта, всё равно себя проявит! (Смеётся.) А как держится-то! Гусыня надутая! Вот умора-то! К жениху Арининому ластится, а тот, бедный, шарахается от неё, как ягнёнок напуганный! (Хохочет, чуть не падает от смеха).

ПЕСНЯ КОЛДУНА.

1

Что из золота отлито—сверху и внутри,
Золотым навечно будет, сколько хочешь три!
Если ж только позолота, а внутри лишь медь
То недолго той вещице золотом гореть!

ПРИПЕВ:

С самой дивной красотою, если сердца нет,
Просочится всё гнилое, свой оставит след!
И померкнут, рухнут чары, внешней красоты,
Если внутренней красою не пленяешь ты!

2

Позолота вся сотрётся—красоты уж нет!
Выступает, зеленеет и чернеет медь!
И тебе, моя сестрица, до последних дней,
Как была Болотной Ведьмой, так и будешь ей!

ПРИПЕВ:

Ты и с дивной красотою, если сердца нет,
Просочится всё гнилое, свой оставит след!
И померкнут, рухнут чары, внешней красоты,
Знаю— внутренней красою не пленяешь ты!

КОЛДУН издевательски хохочет.

Крик ворона. Входит ЛЕСНИК. Он некоторое время смотрит
на хохочущего КОЛДУНА, затем покашливает, желая обратить
на себя внимание. КОЛДУН, заметив ЛЕСНИКА обрывает песню.

КОЛДУН. А, пожаловал! Дочку выручать пришёл?
ЛЕСНИК. Пришёл просить тебя, чтобы вернул ты красоту моей дочери. За что страдать ей так? Если наказать хочешь—меня накажи! Или, если нужно, в работники к себе возьми. Я никакой работы не боюсь.
КОЛДУН. Работники мне не нужны, на меня сила колдовская работает… А наказать тебя, я и без твоей просьбы смогу… Кто мне помешает?
ЛЕСНИК. Выходит, не смогу я ничем дочери своей помочь?
КОЛДУН. Смог бы, да не захочешь.
ЛЕСНИК. Скажи, что нужно?
КОЛДУН. А нужно в лесу твоём всё зверьё и птицу истребить, чтобы мёртвой тишиной он пугал. Согласен сделать это?
ЛЕСНИК. Нет. Лес людям, зверям принадлежит… Жизнь его губить я не стану… И никому другому не позволю.
КОЛДУН. Арина твоя страдает, говоришь… Это хорошо! Да и ты не больно-то весел! А ну-ка, взгляни в ушат! (Заглядывают вдвоём в ушат.) Видишь, что в избе твоей происходит? Сестрица моя, в облике дочери твоей, уже порядок свой наводит. Скоро она женой Алексея станет, покажет вам «сладкую» жизнь! А дочь твоя, видишь, ни жива, ни мертва в сторонке стоит, украдкой слёзы вытирает… Не жалко тебе?
ЛЕСНИК. Пойду, расскажу всё Алёше! Он парень добрый, всё поймёт.
КОЛДУН. Иди, рассказывай, мне же на руку… Уговор у нас с Ариной был, тайну не выдавать… А если до свадьбы всё раскроется—не жить дочери твоей! Сам, своими руками её погубишь, если хоть слово об этом скажешь!
ЛЕСНИК (в отчаянии обхватывает руками голову). Аринушка! Доченька! Что же делать мне?!
КОЛДУН. Теперь её Машей зовут. А тебе ничего не остаётся, как на условие моё соглашаться, лес губить…
ЛЕСНИК. Мне подумать надо. Растерялся я совсем, мысли путаются.
КОЛДУН. Подумай. Времени тебе мало осталось на это. Женится Алексей на сестре моей, не видать тебе дочери. А теперь уходи!

ЛЕСНИК подавленный, молча уходит.
КОЛДУН торжествующе смеётся ему вслед.

КАРТИНА СЕДЬМАЯ.

Изба лесника. Из избы выбегает АРИНА, садится на крыльцо,
плачет. Следом выходит Алёша, садится рядом, обнимает за плечи.

АЛЁША. Не плачь, девушка, не в себе Арина моя. Вот после свадьбы спадут с неё чары колдовские, увидишь, какая она добрая и милая. Будет она с тобой ласкова, слова грубого не скажет.
АРИНА. Уйду я. Не могу тут жить.
АЛЁША. Куда тебе идти? Нет у тебя никого… А здесь жить останешься, нам за сестру будешь. Будем любить тебя как родную.
АРИНА. Не разглядел ты меня, видно… А как увидишь как безобразна я, и смотреть-то в мою сторону не сможешь.
АЛЁША. Что ты говоришь?! Как можно! Всё я вижу, и как несчастна ты, и что сердце у тебя доброе, и душа чистая. Это ты себе безобразной кажешься! А я тебя другой совсем вижу: милой, трогательной и беззащитной совсем. Не торопись уходить, может быть, счастье твоё здесь. Не уйдёшь?
АРИНА. До свадьбы вашей здесь останусь, а там видно будет…
АЛЁША. Вот и славно!

Появляется ЛЕСНИК.

ЛЕСНИК. Аринушка!
АРИНА (бросается к ЛЕСНИКУ). Арина в избе! (Тихо.) Я Машей назвалась, не проговорись, батюшка!
ЛЕСНИК (гладит Арину по голове). Знаю всё, солнышко моё, не бойся! Здравствуй, Алёша! Что же вы во дворе сидите? В избу не идёте?
АЛЁША. Здравствуйте! В избе Арина спит. С дороги умаялась. Ушли мы, чтобы не мешать ей.
ЛЕСНИК (горько). Арина спит… Ну, что же, и я тогда с вами, детушки, тут посижу! А ты, Машенька, пирогов мне сюда вынеси…
АРИНА Сейчас! (Уходит в избу).
ЛЕСНИК (Алёше). Как на ярмарку съездил?
АЛЁША. Хорошо. Всё к свадьбе купил.
ЛЕСНИК (тяжело опускает голову). Ох-хо-хо…. Свадьба эта несчастная…
АЛЁША. Что случилось тут, пока меня не было? Что за беда?
ЛЕСНИК. Большая беда, сынок! А рассказать тебе ничего не могу. Уговор нарушится, беда непоправимой будет. Ты ничего не спрашивай, не у меня, ни у Арины, не у Машеньки. Правды тебе никто сказать не сможет. А что говорить будут—не верь! Но коли хочешь дознаться сам, к сердцу своему прислушайся, оно тебя не обманет.
АЛЁША. Задачу вы мне задали…
ЛЕСНИК. Задача непростая, но коли счастлив хочешь быть, её разрешить должен. Не только твоя, но и дочери моей судьба, сейчас в твоих руках.
АЛЁША. Арина мне рассказала, что колдун на неё порчу наслал.
ЛЕСНИК (стонет, закрыв лицо руками). Не могу ничего рассказать! Сердца своего слушайся! Слова солгут, а сердце не обманет!

Появляется АРИНА с тарелкой пирогов и ковшом кваса.

АРИНА. Вот пироги, и квас ваш любимый, мятный (отдаёт леснику).
ЛЕСНИК. Спасибо, милая! (ест пироги.) А ты, Алёша, не хочешь ли пирогов?
АЛЁША. Спасибо, я уже ел… Прекрасные пироги! Такие только у Арины моей получались… А теперь и Маша такие печёт.
АРИНА (отворачивается, вытирает украдкой слёзы). Научилась.
ЛЕСНИК (вздыхает). Да, хорошие пироги.

Появляется ВЕДЬМА. Она ещё больше взлохмачена.
Лицо заспано. Сарафан измят. ВЕДЬМА потягивается
и зевает.

ВЕДЬМА (замечает ЛЕСНИКА). Батя! Чего это вы тут на крылечке расселись? Чего в дом не идёте?
ЛЕСНИК (хмуро). Тебя будить не хотели.
ВЕДЬМА. Что-то невесёлый ты, батя. И дичи из лесу не принёс. Весь день по лесу шастал, и ничего не подстрелил. Есть-то небось, захочешь!
ЛЕСНИК. Не сезон сейчас для охоты, аль забыла?
ВЕДЬМА (растерялась). Да, я…Это…
ЛЕСНИК. Сходи-ка, Арина в избу и принеси мне мою безрукавку. Прохладно что-то.
ВЕДЬМА. Сам сходи. Неохота мне…
ЛЕСНИК. Не перечь! Принеси, сказал!

ВЕДЬМА, фыркнув, уходит.

АРИНА. Может мне принести?
ЛЕСНИК. Нет, ты со мной посиди.

Возвращается ВЕДЬМА.

ВЕДЬМА. Я не нашла. Где она, безрукавка-то твоя?
ЛЕСНИК. Да как же так? Висит безрукавка, где и висела, на большом гвозде возле ружья.
ВЕДЬМА (мнётся). Маш, пойдём со мной.
ЛЕСНИК. Сама иди. Маша мне здесь нужна. Да, вот ещё, пироги прихвати, и ковш занеси в избу…

ВЕДЬМА нехотя берёт тарелку с оставшимися пирогами и ковш.
Снова уходит в избу. Слышен звон разбиваемой посуды.
На крыльцо выбегает ВЕДЬМА.

ЛЕСНИК. Что там ещё приключилось?
ВЕДЬМА (хнычет). Споткнулась я, упала, и разбила тарелку, что в избу несла. И ковш раскололся тоже.
ЛЕСНИК. А отчего грохот такой?
ВЕДЬМА. Да я лавку зацепила, на которой ведро с водой стояло, ну и упала лавка, и ведро тоже…
ЛЕСНИК. Так иди, прибери избу.
ВЕДЬМА (топает ногой). Пусть Машка приберёт!
ЛЕСНИК. Сама набедокурила, сама и приберёшь!
АРИНА. Да я бы, быстрее сделала…
ЛЕСНИК (перебивает). Не надо, Маша. Арина сама справится. Всегда же справлялась!
ВЕДЬМА. А я забыла, как это надо делать…
ЛЕСНИК. Возьми веник и подмети. А воду, которую разлила, тряпкой вытри. Всё очень просто!
ВЕДЬМА. Это вам просто, а мне нет! Говорю же, забыла!
ЛЕСНИК. Так вот и вспомнишь заодно! Иди!

ВЕДЬМА, разозлённая убегает в избу. Снова раздаётся грохот
и звон. Из окна высовывается голова ведьмы.

ВЕДЬМА (в ярости). Да где он ваш чёртов веник?!
ЛЕСНИК. Откуда же мне знать, где твоё хозяйство?

Голова ВЕДЬМЫ исчезает. Снова слышен грохот и
стук из избы. Снова высовывается голова ВЕДЬМЫ.

ВЕДЬМА. Нашла! Веник нашла! А что с ним делать? Хотите, я вам из него суп сварю? (Ржёт как лошадь).
МАША. Веником надо подметать.

Голова ВЕДЬМЫ исчезает. Снова грохот. Дверь избы
Распахивается, и видно как ВЕДЬМА выметает веником
из избы на двор: разбитую посуду, сапоги, кочергу, и
последними выкатываются помятые самовар и ведро.

ЛЕСНИК. Это что такое?!
ВЕДЬМА. Сам же просил прибраться! Я сейчас ещё что-нибудь вымету! (Исчезает. Из двери выдвигается лавка).
АРИНА. Пойду я, а то она всё в избе переломает. (Подбегает к двери, силой вдвигает лавку обратно в избу. Шум стихает).

ВЕДЬМА довольная выходит из избы.

ВЕДЬМА. Давно бы так! Машка сейчас всё правильно сделает. А то морочили мне тут голову! У меня голова не для какой-то там ерунды, не для веников! У меня голова для умных мыслей! (Стучит себя по лбу кулаком).
ЛЕСНИК. Ну, если для умных мыслей, то сообразишь, как хороший стол накрыть. Завтра с утра Маша на базар поедет, а ты Арина по дому хозяйничать останешься, напечёшь блинов, да каши наваришь.
ВЕДЬМА (растерянно таращит глаза на ЛЕСНИКА). Это ещё чаво? Я такого отродясь не делывала!
АЛЁША. Да что ты, Ариша, сколько раз ты меня блинами своими румяными угощала, да кашей вкусной… Неужели и это забыла ты?
ВЕДЬМА (воет). Это всё порча чёрная! Я после свадьбы нашей всё опять вспомню!

Выходит Арина с безрукавкой. Она ласково надевает её
На плечи отца.

ЛЕСНИК. Спасибо, милая! Что там в избе у нас?
АРИНА. Я всё убрала. Осколки вымела, пол протёрла.
ЛЕСНИК. Спасибо. Не напечёшь ли завтра блинов к завтраку, да кашу к обеду?
АРИНА. С радостью! Всё сделаю, что скажете!
ВЕДЬМА. И на базар ещё сходишь. Маринованных головастиков купишь!
АЛЁША. Что?!!
ВЕДЬМА. Да это я пошутила…
ЛЕСНИК. Всё сделать успеешь ли, Машенька?
АРИНА. Успею, всё сделаю. Я привыкла.
ЛЕСНИК. Ну, вот и хорошо. А ты Арина, чем завтра займёшься?
ВЕДЬМА. Я? Что, обязательно чем-то заниматься? Я с дороги устала очень! Отдыхать буду!
ЛЕСНИК. Ну, как знаешь. Однако уже ночь скоро, в избу пора. Засиделись что-то.
АЛЁША. Я тоже домой пойду. Завтра увидимся. До свидания!

ВЕДЬМА молча уходит в избу.

АРИНА. До свидания. Спокойной ночи. (Нехотя уходит).
ЛЕСНИК. Спокойной ночи, сынок, всего доброго! Подумай над моими словами. Присмотрись внимательнее… (Хочет ещё что-то сказать, но не находит слов, и только обнимает Алёшу.) До завтра!

Все уходят кроме АЛЁШИ. АЛЁША поёт.

Всё, как перед бурей—мрак закрыл весь свет!
Растворилось счастье, радости уж нет!
Всё обманом дышит, всё не как всегда,
Кажется, крадётся в гости к нам беда!

ПРИПЕВ:

И должен, я должен, я должен понять!
Что б неясному шёпоту сердца мог внять!
О чём сердце так гулко, тревожно стучит?
Но на сердце тревога, а разум молчит!

2

И стою как будто, я у двух дорог
Если б выбор верный подсказать кто мог!
Не изменишь жребий, не моли судьбу,
Если вместо счастья, выберешь беду!

АЛЁША уходит.

КАРТИНА ВОСЬМАЯ.

ЛЕСНИК сидит один на лавочке у избы.

ЛЕСНИК. Третий день настал. Последний, решающий. На сегодняшний день свадьба назначена. Что же будет-то?! Алёша молчит, ходит хмурый, задумчивый… Понял ли, что за беда приключилась? (Тяжело вздыхает.) А в избе моей чёрт ногу сломит! Ведьма всё вверх дном перевернула. Аринушка убирать за ней не успевает. И всё молча сносит. Лишь изредка всплакнёт украдкой. Доченька моя несчастная! Как решится сегодня судьба твоя?!

ПЕСНЯ.

1

Красная рябинушка сникла за окном,
И печалью горькою мой наполнен дом.
Доченька Аринушка, как тебе помочь?
Силу злую, чёрную как мне превозмочь?

ПРИПЕВ.

1

Дочка, доченька, свет мой, Арина
Нет дороже тебя никого!
Как мечтал я, что будешь счастлива!
Больше я не прошу ничего!
И я верю, что счастье так близко!
Ведь достойна, ты дочка, его!

2

О тебе всё думаю, ночью не до сна.
Для чего нелёгкая ведьму принесла?!
Стала здесь хозяйничать, батею зовёт,
А моя кровинушка слёзы горько льёт

ПРИПЕВ.

Появляется АРИНА.

АРИНА. Здоров ли ты, батюшка, на тебе лица нет?
ЛЕСНИК. Я здоров. Да душа моя неспокойна: день сегодня особенный…
АРИНА. Не кручинься, батюшка! Чему быть, того не миновать.
ЛЕСНИК. Что, невеста-то наша, одевается?
АРИНА. Ох, горе с ней! Намаялась я пока её умыла, да одела… Никак не хотела она себя в порядок приводить… Кажется ей, что растрёпанная и чумазая она красивее…
ЛЕСНИК. Чего же удивляться? Ведьма Болотная, она ведьма и есть! Во что ни наряди, а так болотной и останется.

Появляется АЛЁША с корзиной в руках.

АЛЁША. Здравствуйте! Утро доброе!
ЛЕСНИК и АРИНА (удивлённо). Здравствуй!
ЛЕСНИК. Что так рано пожаловал? И с корзиной… Не по ягоды ли собрался? Иль про свадьбу забыл? Или передумал жениться?
АЛЁША. Нет, не передумал. А пришёл рано, чтобы подарки подарить, которые с ярмарки привёз. В корзине они.
ЛЕСНИК (пожал плечами). Ну, что ж, если это дело тебе к спеху—дари! Только невеста твоя одевается ещё. (В избе что-то грохнуло).
АРИНА. Я пойду, помогу. (Уходит).
АЛЁША. А у меня и для вас подарок есть. (Достаёт из корзины щенка и подаёт ЛЕНИКУ.) Вот, вырастет и будет вам помогать… И в охоте, и в охране леса.
ЛЕСНИК (бережно берёт щенка). Какой славный! Вот спасибо тебе, Алёша! Давно я о собаке хорошей думал! А как Ариша обрадуется! Она у меня маленьких зверят очень уж любит! (Зовёт.) Арина, доченька!

Из избы выходит ВЕДЬМА в красивом подвенечном наряде.
Она чисто умыта, аккуратно причёсана. За ней идёт АРИНА.

ВЕДЬМА (Арине). Зачем так было волосы драть? Всё равно под фатой колтунов не видно было бы. И руки можно было бы не отмывать. В перчатках не видно, что они грязные.
АРИНА. Да как же можно так! Свадьба ведь! Невеста должна быть чистая и аккуратная!
ВЕДЬМА. Ладно! Я это как-нибудь перетерплю. А вот ты чего такая вся чистая? Ты что, невеста что ли?! Дай-ка я тебя разлохмачу! Да землёй вымажу, чтобы рядом с тобой, кикиморой, ещё краше казаться! (Срывает платок с Арины, с наслаждением, лохматит ей волосы. Затем мажет ей землёй лицо.) Вот теперь почти хорошо! Настоящая кикимора! (Хохочет). Слушай! А что на свадьбе делать надо? Петь? Плясать?
АРИНА. Да, на свадьбе поют и пляшут…
ВЕДЬМА. Это я могу! Я весёлая! Заводная такая! Вот смотри! Свадебная песня!!! (Дико скачет, дрыгает ногами, и дурным голосом орёт).

Дам жаркое из лягушек,
А из тины—квас!
Если скажешь что плохое,
То получишь в глаз!

Ну а если кто захочет
Пляске помешать,
То на голову помоев,
Вылью весь ушат!

Сплясала. Свистнула. Топнула. И застыла в позе,
выражающей полное довольство собой.
ЛЕСНИК и АЛЁША, в оцепенении смотрят на
эти кривляния ВЕДЬМЫ..

АРИНА. Что ты! Что ты! Так на свадьбах не поют. Ты лучше там тихонечко посиди. Не позорь Алёшу и его семью…
ВЕДЬМА. Ну, тоже мне, скучные вы все какие! Веселиться, значит веселиться! Ладно, я сама разберусь!
ЛЕСНИК (пришёл в себя). Арина, Маша, подойдите сюда!

ВЕДЬМА и АРИНА подходят.
АРИНА стыдливо закрывается рукавом.
ЛЕСНИК и АЛЁША делают вид, что ничего не замечают.

ЛЕСНИК. Посмотрите-ка, какого щенка мне Алёша подарил! Хорошая охотничья собака из него вырастет!
АРИНА (гладит щенка). Славный какой, маленький! Ему молочка надо. (Щенок ласкается к Арине).
ВЕДЬМА (разочаровано). Щенок… Подумаешь, подарок… Таких подарков в любой деревне полно! (Щенок рычит и лает на ВЕДЬМУ.) У-у-у, какой противный! Терпеть не могу собак! И вообще всякую живность! (Отходит от щенка.) А мне подарок привёз?
АЛЁША. Привёз и тебе и Маше по подарку.
ВЕДЬМА. Машу можно бы и не баловать. А где подарок-то?
АЛЁША (достаёт из корзины расписной ларец и голубую ленту). А вот подарки мои! Выбирайте, кому какой нравится! (К Арине.) Ты, Маша, какой подарок хочешь?
АРИНА. Мне лента голубая нравится. Давно такую хотела.
ВЕДЬМА. А мне ларец! (Хватает ларец.) Тут и выбирать нечего, дураков нет!
АЛЁША (Ведьме). А тебе лента не нужна?
ВЕДЬМА. На что она мне сдалась? Тряпка дешёвая.
АЛЁША. Как хочешь. (Арине). А ты, Машенька, довольна ли подарком?
АРИНА. Очень довольна! Мне ничего другого и не надо. Спасибо, Алёшенька!

АЛЁША обнимает АРИНУ, и вместе с ней подходит
к ЛЕСНИКУ.

АЛЁША. Вот невеста моя любимая! Благослови нас, батюшка!

Свет гаснет. Крик ворона, вой, свист. Но вот всё стихает,
свет загорается. АЛЁША стоит обняв АРИНУ, в её собственном
облике. А ВЕДЬМА в своём облике растеряно смотрит по
сторонам.

ЛЕСНИК. Пали чары колдовские! Дайте обниму вас, детушки! (Обнимает Алёшу и Арину).
АРИНА (ещё не веря себе, проводит ладонью по своему лицу). Вернулся ко мне облик мой! Спас ты меня, Алёшенька!
АЛЁША. И не могло быть по-другому, хорошая моя! Разве ж мог я тебя не узнать? С ведьмой болотной спутать?! (Обнимает Арину).
ВЕДЬМА. Эх, сорвалось! А ведь счастье почти в руках моих было! (ВЕДЬМА поёт).

Умоюсь болотной водицей,
А шишкой слегка причешусь.
Не быть мне красою- девицей,
И так на болоте сгожусь!

На кочке сидеть средь лягушек,
Петь песни и жить—не тужить!
Ведь нет красоты у квакушек
Но можно же весело жить!

Крик ворона. Появляется ЧЁРНЫЙ КОЛДУН.

КОЛДУН. Шёл я за Ариной, да, видно, не быть по-моему, пали чары мои.
ЛЕСНИК. Ты сестру свою, ведьму болотную забери! Хватит ей безобразничать в доме моём.
ВЕДЬМА (хнычет). У.у-уу! Всего-то три дня и побыла я красивой. НЕ хочу обратно в болото гнилое. Хочу опять красивой быть!
КОЛДУН. Не хныч! Ты и с арининой красотой не была красивой. Пойдём отсюда. Нам здесь не место! На чью-то радость смотреть—злую силу терять! Пойдём искать себе другой лес, другое болото.
ВЕДЬМА. Пойдём. (Прижимает к себе ларец.) А ларец я не отдам! С собой заберу! Буду в нём свои украшения держать: сушёных жаб, пиявок, головастиков… Этого у меня всего полно!
АЛЁША. Забирай! И уходите поскорее! Сейчас гости на свадьбу соберутся. Не пугайте тут честной народ.
КОЛДУН. Пойдём, сестра, скучно здесь. Никто не плачет. Все смеются! Скучно! (Поникшие, уничтоженные, сгорбившись, уходят).
АРИНА. Как всё же догадался ты?
АЛЁША. Сердце мне подсказало! Да ещё лента голубая, что просила ты тебе с ярмарки привезти.
ЛЕСНИК. Радость вернулась в наш дом! (Прислушивается.) Слышу я издалека колокольчики звенят! Уж не тройка ли за молодыми едет?!
АЛЁША. Да! Это к нам! Батюшка мой, да матушка. А с ними гости честные, да дружки молодые! Будет пир на весь мир!

ПЕСНЯ.

Поют все вместе.

1
Вот и пали злые чары! На душе светло!
И назло коварству злому—счастье к нам пришло!
На краю беды стояли, но беде не быть!
И теперь мы будем больше то, что есть ценить!
Будем больше, будем больше, всё, что есть, ценить!

ПРИПЕВ:

Собирайтесь, приезжайте, на веселье к нам!
Наши гости дорогие, будем рады вам!
Приготовим угощенье на весёлый пир!
В доме нашем поселились: счастье, радость, мир!
И веселье разгорится пиром на весь мир!

2

Будем жить семьёю дружной, людям помогать!
Чтоб того, что с нами было, никому не знать.
И прекраснее, чем прежде жизнь у нас пойдёт.
Верим—много радостей жизнь нам принесёт!
Много-много радостей в будущем нас ждёт!

ПРИПЕВ.

КОНЕЦ.



Комментарии закрыты.

Источник: azens.ru